Рассылка
    
Мы в
Главная   »  Пресс-служба   »  Пресс-служба о ТЛ » Жертвы насилия. Терпеть нельзя бежать

Жертвы насилия. Терпеть нельзя бежать

  печать
03.03.2014   2606 Просмотры  

По статистике, каждая четвёртая женщина в Молдове подвергается насилию.

О проблемах домашнего насилия и трафика в последнее время говорят много и часто. Но это вовсе не означает, что случаев их проявления становится меньше. Переживать нелёгкие моменты пострадавшим помогают в бельцком кризисном семейном центре «SOTIS».

 

Временный приют

В семейный центр люди попадают по-разному. Многих привозит полиция — подальше от домашнего агрессора. Другие приходят сами, услышав, что здесь могут помочь. Некоторых направляют социальные службы, узнав о бедственном положении семьи. Так или иначе все они, до того как попали в социальный центр, оказались в кризисной ситуации, выход из которой самостоятельно найти уже смогли.

Директор центра «SOTIS» Ольга Доцин рассказала «СП», что сегодня здесь проживают 9 семей. Все жилые блоки заняты. В них нашли своё пристанище люди, которым требуется не только временный приют, а целый комплекс социальных услуг.

«Мы — не бесплатное общежитие. Само по себе временное жильё ничего не решает. Нужна кропотливая работа психологов, социальных ассистентов, чтобы разрешить целый комплекс больших и малых проблем», — говорит руководитель социального центра.

 

Истории разные, финал один

Среди сегодняшних бенефициаров — женщины с детьми и две очень пожилые постоялицы. У каждого из них своя история.

Как правило, люди, подвергающиеся той или иной форме насилия, имеют целый ряд и других проблем. Две молодые женщины с детьми из Рышканского и Дондюшанского районов в поисках лучшей жизни приехали в Бельцы, а в результате оказались на улице без документов и средств к существованию. Ситуация осложняется и тем, что обе они абсолютно безграмотны и не умеют ни читать, ни писать. Казалось бы, в наше время это невозможно, но две женщины, которым нет ещё и тридцати, тому доказательство.

Сейчас нужно решать проблемы восстановления документов, трудоустройства и дальнейшего определения судьбы. Сделать это непросто, учитывая, что с таким уровнем образования проблематично найти хоть какую-то работу.

Ольга Доцин признаётся, что случаи, когда в центр попадают неграмотные бенефициары, в последнее время участились. Но это вовсе не означает, что жертвами насилия могут быть только малограмотные люди. Были среди постояльцев и жёны бельчан, работающих во властных структурах. Решать их проблемы ещё сложнее. Они рассматривают своё пребывание здесь как временное пристанище и практически не идут на контакт в работе с психологом, а мужья всячески препятствуют их трудоустройству в надежде на скорое возвращение к привычной жизни.

Часты и случаи, когда женщина с ребёнком оказывается на улице из-за родственников гражданского мужа. Глава семьи отправляется на заработки, а его жена и ребёнок остаются с его родными. Конфликты приводят к тому, что те вспоминают, что в их доме живёт чужая женщина, которая им «никто». В результате откровенной агрессии «гостеприимный» дом приходится покидать. Такие случаи, к сожалению, нередки, как и другие, когда глава семейства возвращается с заработков на побывку и «учит свою жену жизни», применяя физическую силу.

Социальная неустроенность, долгие разлуки негативно сказываются на обстановке в семьях. Пик поступления жертв насилия в кризисный центр приходится на большие праздники — Новый год и Пасху. Далеко не в каждой семье могут дождаться, когда «кормилец» уедет обратно на заработки и, оказавшись не просто в трудной, но и опасной ситуации, приходят в кризисный центр.

 

Плохой мир, развод или..?

Большинство женщин, проживающих здесь, надеются на мирное урегулирование семейных конфликтов. Но практика показывает, что это вряд ли возможно. Уже второй раз возвращается в центр одна из его бывших постоялиц. Полгода назад она пришла сюда вместе с ребёнком и, прожив недолгое время, вернулась в семью. Вместе с мужем они даже ходили на консультации к психологу. Потом решили, что будут справляться сами. Но сделать это так и не удалось. Сегодня женщина приняла решение начать новую, самостоятельную жизнь. Что из этого получится, покажет время.

«Мы не ставим задачу примирить или развести. Мы не хотим принимать решения за тех, кто попал к нам. Мы должны показать, что есть альтернатива, а что выберет каждый, это только их решение, которое мы поможем осуществить», — признаётся Ольга Доцин.

В последнее время появилась ещё одна тревожная тенденция. Всё чаще жертвами насилия становятся пожилые люди. В центре в настоящее время проживают две 84-летние старушки. У обеих были семьи и дети, но «квартирный вопрос» испортил родственные отношения. В результате им некуда идти. И если у их молодых соседей по центру ещё есть надежда на изменение ситуации, то бабушки находятся в положении тупиковом: найти жильё, работу они уже не в состоянии и практически не представляют своего будущего.

 

Изменить ситуацию можно, но нужно захотеть

При поступлении в центр бенефициары заключают с администрацией контракт, в котором говорится о предоставлении социальных и психологических услуг, а также расписаны права и обязанности. С вновь поступившим составляется индивидуальный план помощи и определяются сроки его реализации.

При грубом нарушении правил, употреблении спиртных напитков контракт немедленно расторгается. Если есть опасность для ребёнка, то его судьба решается социальными органами.

«У человека обязательно должно быть желание изменить ситуацию. Если только ждать, то ничего не получится, Если ты сам ничего не хочешь сделать, что бы ни сделал другой, этого будет недостаточно», — делится своими наблюдениями директор центра. При этом замечает, что нередко бенефициары пытаются переложить решение своих проблем на плечи других. «Только при большой совместной работе возможны результаты», — уверенно говорит Ольга Доцин.

Такие примеры, безусловно, есть. Некоторые бывшие подопечные кардинально изменили свою жизнь, обрели новые семьи и с ужасом вспоминают о прошлой жизни. Но, к сожалению, их не так много, как хотелось бы.

Оправдать насилие, конечно, нельзя, но есть смысл задуматься и о другом его аспекте. Почему один и тот же человек постоянно находится в состоянии поиска защиты? Часто это повторяется и в новом браке. А другой даже представить не может, что такое с ним может произойти. Специалисты центра, работая с бенефициарами, пытаются научить их искать причины не только в обидчике, но и в себе, изменить своё поведение и тем самым свою судьбу.

 

Трудные судьбы и неожиданные откровения

В центре «SOTIS» можно было бы написать не один сценарий для сериала. Вот только финал не всегда получился бы счастливым.

Баба Аня

Так и называют её постояльцы-соседи. Бабушке Ане 84 года. В её истории всё получилось по классическому шекспировскому сюжету о короле Лире. Всю жизнь прожила в Бельцах. Более 30 лет проработала в одном из медицинских учреждений. Жила дружной семьёй с мужем, сыном и дочерью. Всегда думала больше о своих детях, чем о себе.

Все беды пришли 12 лет назад, после смерти мужа. В это же время на заработки уехал сын, да так и не вернулся. Вестей от него нет и по сей день. Жив или нет, так и не знает. Оставшись одна, подарила родительский дом дочери. Поддавшись на уговоры, продала квартиру в центре города и переехала жить в её семью. «Пока были деньги, относились ко мне хорошо. Потом пришла беда: дочь заболела и умерла в 50 лет. Через полгода умер старший внук. Ему было 22 года. И осталась я с зятем-пьяницей и несовершеннолетним внуком», — рассказывает баба Аня.

О том, что случилось дальше, говорит с трудом и плачет. Зять оформил дом на себя, пил, ругался и начал бить. Уходила из дома. В центре жила несколько месяцев. Потом снова вернулась домой. В декабре прошлого года оказалась на улице. Зять домой не пустил, сказал, что ей там делать нечего. В кризисный центр по знакомой дороге пришла сама. Расплакалась и попросила приютить.

Теперь живёт здесь. Что будет дальше — не знает. « Мне бы комнатку маленькую, диван да стол. Больше и не надо ничего. И чтобы внук быстрее ушёл в армию из этого ада. Он ведь только в 10 классе учится. Что делать, не знаю. Не дай Бог никому такого на старости лет», — причитает старушка.

Светлана и пятеро детей

Семья Светланы попала на размещение в кризисный центр как репатрианты из России.

«Я из Рышканского района. Почти 16 лет прожила в России, в Москве и Подмосковье. Уехала туда ещё с советским паспортом. Всё это время с ним и жила, работала на стройке. Мой первый муж — молдаванин. Мы приехали в Москву с сыном. Там родились ещё двое детей. Потом муж умер. Родственники его забрали и увезли в Молдову. Я на похоронах не была», — рассказывает непростую историю Светлана.

Через некоторое время она встретила другого человека и родила от него ещё двоих детей. Никого из четверых детей, рождённых в России, ей не удалось документально оформить. Из документов есть только справки из роддома.

Новый муж выпивал и устраивал драки. С ним пришлось расстаться. Без документов дети не могли учиться. Светлана пошла в молдавское посольство. Сотрудники консульства, международный комитет по миграции приняли участие в судьбе её семьи. Ей выдали «белые» паспорта и репатриировали на родину. Здесь предстоят долгие разбирательства и суды по восстановлению и выдаче легитимных документов. Пока Светлана и пятеро её детей (16, 9, 6, 4 и 2 лет) находятся в кризисном центре. Старший сын работает на рынке, младшие из-за отсутствия документов пока при маме.

Светлана надеется, что кишинёвские власти помогут купить дом и обустроиться. Во всяком случае ей это обещали. И всё-таки боится, что не сможет на Родине прокормить детей. «Я боюсь оставаться в Молдове. Боюсь, что я не смогу прокормить детей и они умрут с голоду. Если будет возможность, уеду в Россию», — делится она своими планами.

Нелли ЛАНСКАЯ

 

Имена изменены по этическим соображениям.

 

Следует Продолжение…

Почему из семьи забирают жертву, а агрессор остаётся дома? Как работает Закон о защите жертв насилия? Кто расплачивается за насилие в семье и сколько оно стоит?

 

Информирует Бельцкая независимая газета

 

antitrafic, Combats trafficking in women and children, Campanie de conştientizare a fenomenului de trafic de persoane, antitrafic moldova, antitrafic gov md